Михаил Курашин: Куда идет молодежная политика? - Новый ВариантНовый Вариант

Понедельник, 24 Сентября 2018, 14:19

Блоги все новости

Михаил Курашин: Куда идет молодежная политика?

Продолжаю тематику молодежной политики государства и ходу ее реализации в нашей области…

«Что происходит с Управлением по делам молодежи?» — этот вопрос все чаще слышу из разных источников. Многие просто не понимают действий нынешнего руководителя и его окружения.
Разговаривал с руководителями двух опорных (по крайней мере, раньше это было так) молодежных организаций области — Бизнес-инкубатор и Центр социально-психологической помощи детям, подросткам и молодежи. Еще в середине 90-ых при создании этих организаций тогдашний комитет по делам молодежи под руководством Леонида Ямбарышева и Ирины Большедворской, данный орган власти выступил соучредителем учреждений. И на протяжении долгого периода и даже уже при другом руководстве комитета, а впоследствии и управления, эти структуры назывались не иначе, как «наши молодежные ведомтсвенные организации», которые во многом вытаскивали молодежную политику и активно занимались привлечение не только молодежи, а и внебюджетных ресурсов для всей государственной молодежной политики.
Потом, правда, был период, когда эти организации оказались приближенны и к бюджетным средствам нашей области, постоянно выигрывая различные грантовые конкурсы управления, выступая зачастую и экспертами этих же конкурсов (и еще в то время я говорил своим коллегам, что для организаций такое приближение к бюджету опасно тем, что они отвыкают самостоятельно зарабатывать). Но они продолжали нести бремя «передовиков» в системе государственной молодежной политики и имеют немало заслуженного авторитета, благодаря успешным проектам и мероприятиям.
Ситуация для них резко поменялась в конце прошлого года с возвращением на пост начальника УДМ Жени Крутихина. Да, я поддерживал и поддерживаю мнение Жени о том, что необходимо развивать конкуретную среду в том числе и в тех направлениях, где установилась своеобразная «монополия» Бизнес-инкубатора и ЦСПП. Но делать это надо за счет стимулирования появления новых организаций в этих направлениях. Он же пошел по довольно странному пути.
Мало того, что он фактически заявил о том, что не будет больше поддерживать успешные программы и проекты этих организаций (межрегиональный фестиваль «Его Величество — Семья», областной Форум волонтеров, «Вятский Экономический Лагерь», предпринимательский лагерь-семинар «Бизнес-Camp» и т.д.), но он еще и пытается перехватить у организаций методики проведения этих мероприятий. Я не говорю о моральной стороне дела (какая уж тут мораль), но есть еще управленческий и методический опыт организации и проведения, которым вряд ли владеют те молодые специалисты, которых Женя переманил из организаций.
Это подтверждает и последняя ситуация, когда проходили общественные слушания по «концепции развития учреждений молодежной политики». Сегодня, кстати, оно только одно — Областной дворец молодежи. Нет, формально есть еще 2-3, но почему-то о них не говорят, а только об ОДМ.
Именно дворец, так думаю по замыслу Жени, должен объединить все программы и проекты, «уведенные» у БИ и ЦСПП, а также и другие успешные практики, которых немного, но есть.
Но что готов предложить сам ОДМ? Как показывает и мой опыт выяснения их планов, да и общественной обсуждение их же концепции — это громадная тайна! А может это не тайна, а просто отсутствие понимания того, что надо делать? Да, ОДМ в своей презентации перед губернатором и общественностью озвучил хорошую стратегию по развитию молодежных площадок (или кластеров, как кому угодно), где расширяются территориальные границы самого дворца. Но, назвав арендаторов «резидентами», отдельные мероприятия в стиле «шарики-фонарики» началом нового «кластера» по поддержке инициатив «самой молодежи», дальнейшего движения не происходит.
Дворец требует капитального ремонта и если в течение этого года не начать его ремонтировать, то в конце года его возможно придется закрыть как аварийное. Не буду вдаваться в размышления о том, а где были раньше директора дворца и УДМ, но только отмечу, что фактическое отсутствие подвала и крыши в здании не наступило вдруг, а является следствием длительного невложения средств в текущие ремонты и обслуживание.
Дело в другом. Сегодня очевидно, что Женя пытается ввести все свои скудные бюджетные средства на госпрограмму в ОДМ. Зачем? Хочется верить, что для подготовки и проведения ремонта, а не для того, чтобы «вылизать» отдельные помещения дворца для арендаторов… простите, «резидентов». А о более худших вариантах я даже думать боюсь…
Но, собрав все деньги во дворце, возникает другой немаловажный вопрос — а как будут достигнуты показатели госпрограммы? И не только те формальные, которые сам же Женя себе написал, а и те, о которых его спрашивали члены Общественной палаты, то есть, качественные результаты и эффекты реализации государственной молодежной политики.
Пока же я вижу, что ни Женя, ни другие представители управления или дворца не хотят обсуждать никакие вопросы. Судя по всему, каждая встреча вне управления и дворца, где они оказываются неготовыми вести разговор или отвечать на вопросы, заканчивается для них пополнение списка тех, на кого они «обижаются» и не хотят общаться.
Но следует заметить для Жени, что этот список уж больно быстро растет и можно оказаться в ситуации «ваккума». Хотя, если судить по поведению Евгения в отношении Бизнес-инкубатора, Центра социально-психологической помощи и Вятской торгово-промышленной палаты, администрации Малмыжского района и многих других, его это не пугает. А жаль!

03.02.2015 01 520




Комментарии запрещены.