Пятница, 24 Ноября 2017, 14:16

Главное все новости

Джуна, Нью-Йорк, ресторан «Одесса»

Джуна, Нью-Йорк, ресторан «Одесса»

В начале текущей недели в Москве скончалась удивительная женщина, врач, учёный и художник Джуна Давиташвили. Не будем рассказывать о её жизненном пути – об этом сказано много. Попробуем поделиться своими личными впечатлениями об этом замечательном человеке.

 

В 1989 году на гастроли в Советский Союз приехал знаменитый Вилли Токарев. Его привёз продюсер и друг российско-американский бизнесмен Леонард Лев. Помогла и Алла Борисовна Пугачёва. Результатом этих гастролей, которые мне тогда посчастливилось освещать в крупнейшем советском еженедельнике, стала командировка в Нью-Йорк.
В те годы – кульминации перестройки – советские журналисты летали в США стаями. Американские власти легко давали визы, справедливо полагая, что только сами журналисты могут рассказать много интересного об этой стране. Что любопытно, вся советская публика, и не только журналисты, в обязательном порядке посещали район Брайтон-Бич, где компактно проживали выходцы из всех республик СССР. Все вывески на магазинах и разного рода заведениях были написаны по-русски, везде звучала одесско-еврейско-русско-украинская речь. Толпы приехавших из СССР артистов, спортсменов, родственников осевших здесь эмигрантов прогуливались под знаменитой надземной железной дорогой, что шла над тем самым Брайтон-Бич.
Самым знаменитым заведением в этой «советской зоне оккупации» был в ту пору ресторан «Одесса», одним из совладельцев которого и был уважаемый Леонард Лев, или, как его звали друзья, – Лёня Усатый. Его дом был всегда открыт для приезжавших из Москвы и Одессы, а в ресторане каждый вечер гуляли шумные компании работников «Аэрофлота», танцоров ансамбля «Берёзка», уважаемых советских эстрадных исполнителей и много кого ещё.

На одном из таких грандиозных вечеров довелось побывать и автору этой заметки. За длинным столом разместились как раз работники нью-йоркского представительства «Аэрофлота», эстрадные артисты, знаменитый Борис Сичкин – Буба Касторский, Вилли Токарев, само собой, Леонард Лев и… прямо передо мной, напротив, оказалась знаменитая, великая, недоступная и загадочная Джуна. О ней в Москве ходили только слухи, никто её «живьём» никогда не видел, а тут – вот она! Прямо напротив.
Как и положено на застолье, гости принялись употреблять неведомую тогда у нас холодную водку «Абсолют», закусывать огромными, толстоспинными кусками атлантической селёдки с чёрным советским хлебом и варёной картошкой. Одним словом, это был тот самый рай, который мог представить полуголодный советский человек, и застолье загудело вместе с расположившимися за соседними столами нью-йоркскими русскими таксистами. Они пили-ели то же самое и заказывали Вили Токареву его песни.
Понятно, что Джуна, как человек из совершенно другого измерения, участвовала в застолье не столь активно. Чтобы не выглядеть в её глазах совсем уж случайным человеком, я завязал с ней разговор о силах небесных, лечении неведомыми волнами, которые исходили из её рук. Разумеется, доверять всему этому было практически невозможно. На наш разговор к тому же сидящие за столом почти не обращали внимания.
Джуна мне что-то говорила и между делом взяла стальную вилку. Она держала её двумя указательными пальцами своих рук и медленно, между делом, крутила. Когда через некоторое время был задан мой очередной недоверчивый вопрос о природе разного рода загадочных сил и энергий, она не ответила, но протянула мне ту самую вилку. Она была аккуратно изогнута и приобрела форму английской буквы S.
Застолье при этом продолжалось, гости ничего не заметили и продолжали орудовать своими вилками. А Джуна, продемонстрировав свои загадочные возможности, потеряла ко всему происходящему интерес. Она была уже где-то далеко…

 
№ 21 (462) от 11 июня 2015 [«Аргументы Недели», Андрей УГЛАНОВ ]

11.06.2015 01 174




Комментарии запрещены.