-->

Вторник, 12 Декабря 2017, 11:36

Блоги все новости

Ольга Салтыкова: Здравствуй, театр и гудбай, Берлин!

Я давно не была в театре. Я очень давно не была в театре. Поэтому и на читку «Гудбай, Берлин» — пьесы немецкого драматурга Роберта Коаля по произведению современного немецкого писателя Вольфганга Херрндорфа — в Театр на Спасской собиралась с некоторыми опасениями. Я любила постановки Бориса Павловича, а вот о «постпавловичевском» театре в силу определенных обстоятельств знала исключительно из публикаций и постов в соцсетях, а они не отличались единодушием положительных оценок. Но в этот раз я решила не обращать внимания на сомнения и идти. Во-первых, читка – это все-таки не спектакль и постановкой ее «не испортишь». Во-вторых, немецкая культура в целом и драматургия в частности давно уже является предметом моего интереса…

 

 

Уже давно заметила, что хорошие вещи (концерты, спектакли, представления) публика чувствует на уровне интуиции и даже по количеству зрителей на премьере, еще до ее начала, можно судить о том, что предстоит увидеть. На читке «Гудбай, Берлин» стульев не хватило сразу…

 

Теперь о самом спектакле, потому как, несмотря на наличие листов с печатным текстом в руках у актеров, язык не поворачивается назвать просто читкой, безусловно, сильную постановку Александра Трясцина, которого лично я до «Гудбай, Берлин» знала исключительно как талантливого актера. Много лиц, знакомых и не очень, много персонажей, симпатичных и не слишком, много историй, вдохновляющих, противоречивых и забавных, много мыслей о взрослении и тонком подростковом восприятии… «Гудбай, Берлин» невероятно напоминает «Над пропастью во ржи» Сэлинджера (кстати, по словам Юлии Йонушайте, завлита Театра на Спасской, такой подбор был не случайным и имел целью продемонстрировать преемственность традиций театра). В то же время «Гудбай, Берлин» воспринимается, определенно, эмоциональнее и «личностноориентированнее», возможно, потому что речь идет о нашей современности или потому что Чик – один из главных героев виртуозно сыгранный Иреком Галлямовым, ставшим после этой читки моим новым кумиром, — имеет русские корни… Впрочем, неярких, невыразительных, «сквозных» персонажей в постановке (а может быть и в пьесе, которую, признаюсь, я не читала ни до, ни после «просмотра» читки) просто-напросто нет. Чудаковатый, но добрый и располагающий к себе своей непосредственностью персонаж Евгения Лютикова (еще одно мое личное открытие этого актера, в отличие от Галлямова знакомого мне и по «старым» спектаклям Театра на Спасской), загадочный манерный герой Александра Карпова, отпускающий изысканные шуточки и как всегда неподражаемый Михаил Адрианов в роли резкого и даже грубого учителя, явно ненамеренного принимать во внимание разные особенности подростковой психологии – все они (и не только) формируют окружение главного героя Майка, мастерски сыгранного Константином Кочневым… Каждый, кто встречается на пути главного героя, заставляет его меняться внутренне, пересматривать еще вчера 300%-но верные мнения. В общем, все, как в жизни, только с присущей театральному действу скоростью и силой.

 

 

Не вижу смысла пересказывать сюжет —  желающие могут прочесть пьесу или дождаться релиза постановки в Театре на Спасской в реализации Александра Трясцина (определенно, талантливые люди талантливы во всем). Второй вариант – мой, потому что я уже видела невероятно сильный старт. А еще мне очень захотелось увидеть и другие режиссерские постановки Трясцина, пропущенные в силу обстоятельств, опять же потому, что читка «Гудбай, Берлин» была впечатляющей. Так что …Я недавно была в театре и совсем скоро пойду туда снова совершать «Полет на Марс».

 

 

Вместо послесловия: По словам автора театральной пьесы «Гудбай, Берлин» Роберта Коаля, лично присутствовавшего на читке, сегодня произведения Вольфганга Херрндорфа востребованы на театральной сцене Германии (и Европы в целом) ничуть не меньше, чем пьесы Шекспира или Чехова. Это к вопросу о глубине и образности повествования.

Фото Сергей Юферев использовано из группы ВКонтакте

29.09.2017 01 019




Комментарии запрещены.