Крик души Этери Тутберидзе

Пройдут годы, и мы поймём, что главный итог ЧМ-2019 по фигурному катанию в Японии – не медали, победы, очки, а открытое письмо Этери Георгиевны Тутберидзе, в котором знаменитый тренер вывернула душу наизнанку…

Костёр страстей

Не нужно напоминать историю ухода Медведевой от Тутберидзе. Но это скандал такой оглушительной силы, что он до сих пор сотрясает мир фигурного катания, а отчаянные домохозяйки, обожающие изящный вид спорта, готовы брать в руки кухонные ножи, чтобы, как кок Кейси Райбек, которого замечательно сыграл Стивен Сигал в боевике «В осаде», идти в атаку и кромсать всех направо-налево.

Но отчего же не подкинуть ещё дровишек в костёр человеческих страстей? Всё началось после Олимпиады в Корее, где Медведева заняла только второе место. Хотя все ждали от неё золота. Евгения после раздумий и разборок переехала в Канаду, где начала готовиться с новым тренером Брайаном Орсером.

Сезон у Медведевой был полным передряг и провалов. Но чемпионат мира получился оптимистичным, оттуда Женя уехала с бронзой, подняв голову после чёрной полосы. А вот Алина Загитова, которая продолжила тренироваться у Тутберидзе, завоевала золото. Но тут в нашем сюжете появился ещё один крутой поворот.

Не радость. Боль…

Тутберидзе сразу после окончания турнира опубликовала в инстаграме пронзительное письмо невероятной силы, которое написала много месяцев назад и пропустила через свою душу. Из такого текста нельзя выкинуть ни строчки. Там каждая буква звенит, каждое слово наполнено трагизмом.

«Менее года назад я написала письмо, – пишет Этери. – Хотела поделиться чувствами, которые испытывала на тот период. Мои друзья мне запретили опубликовывать это письмо, посчитав, что это проявление слабости на тот момент. Странные, смешанные чувства в душе.

Казалось бы, вот апогей спортивных достижений и профессионального счастья, столько лет безостановочной работы, две личные медали на Олимпиаде: золото и серебро. Целых две. Ну радуйся, ну хотя бы улыбнись.

А в душе стоит комок, комок невысказанной боли. И вот, не сдержавшись, я всё же пишу.

В день моего отъезда в Японию на сборы перед Олимпиадой у моей мамы случился удар, вначале частичная парализация, позже оказалось – рак головного мозга.

А дальше?

Дальше, как в тумане. Моя дочь живёт в общеобразовательной школе, чтобы не жить дома одной. Моя мама находится в больнице, в тяжелейшем состоянии. Слёзы моей дочери по телефону, которая осталась в Москве, в одиночестве. Борьба за жизнь матери, у которой безутешный диагноз.

Олимпиада.

Медали.

Награждение.

Люди поздравляют, заглядывают в глаза и ищут ответную радость, а её как будто нет. Боль…

По возвращении в Москву – борьба, ежедневная борьба за жизнь, пусть уже и не очень осознанную, моей мамы. Мозг отказывается принимать, что мама неизбежно уходит.

Мой отец не дожил полгода до сочинской Олимпиады, моя мать не смогла осознать и порадоваться за только прошедшую Олимпиаду.

Дальше – странный уход моих учениц, одну из которых я всем ставила в пример и для которой я честно сделала 200% из 100 возможных в спорте. Обвинения… От которых больнее уже и не становится.

Говорят, что Бог даёт нам по заслугам и силам.

Господи, я бесконечно благодарна Тебе, что многолетняя работа принесла наивысшие спортивные плоды.

И дай нам силы, Господи, дай нам силы, чтобы перелистнуть эту страницу жизни. И вот, по прошествии почти года, я могу сказать. Я перелистала. Спасибо моим друзьям, близким и моим родителям».

«Да как она смела! Предательница!»

Это драма человеческая, и мы видим, какой ценой достаются медали. Но ведь не просто так в таком письме упомянута Медведева – её фамилии нет, но портрет всплывает между строк.

«Странный уход моих учениц, одну из которых я всем ставила в пример и для которой я честно сделала 200% из 100 возможных в спорте. Обвинения… От которых больнее уже не становится».

Так в чём же вина Медведевой? Девочка ведь выросла. И с ревностью отнеслась к тому, что рядом с ней тренируется Загитова, которая забирает часть внимания педагога. Она лишила Евгению главного триумфа в жизни, потому что завоевать золото на Олимпиаде-2022 в Пекине будет почти невозможно.

Медведева не хочет быть второй. Она уезжает в Канаду. И понятны чувства Тутберидзе. Очень жаль отпускать такую ученицу, которая была для тебя как дочь. Но нельзя ведь и Алину на второй план задвинуть.

Однако на Медведеву обрушились ещё сильнее: «Ага, она бросила своего тренера, у которой умерли родители! Да как она смела! Предательница!»

И никто не думает о том, что у Евгении тоже было хождение по мукам. Она с трудом привыкала к новой стране и тренеру, когда уехала в Канаду: «У меня было странное чувство – ты выходишь на старт, поворачиваешься, а там стоят другие люди. Возникало ощущение, будто я как приёмная. Меня любят, обо мне заботятся, но чего-то не хватает. Где папа? Где мама?»

Уехала, потому что иначе не могла. Теперь у Медведевой всё в порядке: «Сейчас для меня это – лучшие тренеры, лучший друг и хореограф. Это невообразимое чувство настоящей человеческой поддержки, а не просто работа с тренером».

И вот ответный выпад в сторону Тутберидзе. Когда же закончится эта война?

 

Источник:  № 12(656) от 28.03.19 [«Аргументы Недели», Александр ДУБИНИН]

 

 

Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.