Кировский зооволонтёр: «Если в этот приют зайдёт полиция, все стены будут в крови»

В Кирове девушка держит 50 собак и шесть кошек

С первых чисел августа внимание кировских зооволонтёров и многих кировчан приковано к ситуации вокруг приюта «Собачье сердце». Приют расположен в деревне Корюгино Слободского района Кировской области, и его содержит волонтёр Юлия Туманова. Она же – один из учредителей и председатель Кировской региональной общественной организации помощи детям-сиротам и бездомным животным «Крылья Ангела».

Конфликт вокруг приюта начался с истории спасения маленького щенка по имени Кефалька, который был передан Юлии Тумановой людьми, подобравшими щенка на побережье Чёрного моря. Подробности самой истории можно узнать в серии публикаций в региональных СМИ, в том числе, в сюжете телекомпании «RenTV-Киров».

Во вторник, 5 августа, в редакцию интернет-портала «Новый вариант» обратилась молодая женщина – один из тех волонтёров, которые спасают жизни бездомных животных в нашем городе, и на условиях анонимности согласилась рассказать о том, что ей известно о ситуации в приюте. Диктофонная запись разговора имеется в распоряжении редакции.

– Почему вы решили обратиться в СМИ и рассказать те факты, о которых вам известно?

– Эта ситуация на самом деле давно волнует всех. Есть очень много людей, пострадавших от деятельности Тумановой. Но люди боятся говорить открыто, потому что она способна на всё. Абсолютно на всё!

– Что вам известно о том, что происходит в этом приюте?

– В конце прошлого года у Тумановой было 75 или 76 собак, о чём она сама неоднократно говорила. Плюс они ещё и плодятся. Это ни для кого не секрет – она сама пишет об этом у себя на странице. Главное же, что Юля собак не пристраивает. Она не отдаёт животных. На моей памяти было, может, два или три случая, когда она действительно смогла расстаться с собаками. И это тоже происходит своеобразно, потому что собак ей быстро возвращают. Например, она пристроила одну крупную собаку в квартиру, и её тут же вернули. Собака разнесла полквартиры! Конечно, её обратно в приют привезли. Считаю, что Юля специально их пристраивает в квартиры. Её собакам место или на цепи с выгулом или на вольерном содержании, но она с этим не согласна. Ей нужно, чтобы собака буквально спала рядом с человеком. Извините, но если эта собака выращена на улице и уже привыкла беспределить у неё дома, то варианта жить в квартире просто не может быть. Её собакам – всем! – нужна в обязательном порядке помощь кинологов, чтобы исправить поведенческие особенности.

– Вам известно, сколько собак сейчас находятся в приюте?

– Сейчас там чуть больше полусотни собак.

– Куда делись остальные?

– Собаки просто убивают друг друга. Когда я заезжала в приют буквально на пять минут, уже начиналась грызня. Мы просто стояли у дома, когда вдруг началась свара. Понимаете, Юля боится собственных собак. То есть в какой-то момент их стало слишком много. Плюс ко всему этой весной Юля серьёзно заболела и потеряла над животными всякий контроль. Если раньше ещё она могла на них закричать и они хоть как-то слушались, то теперь, когда она заболела, они не слушаются её совсем. Хоть кричи, хоть не кричи. Её перестала воспринимать эта свора.

Началось вообще с чего? Собаки, во-первых, начинают у неё сходить с ума от голода. Кормит они их не каждый день. Во-вторых, и это очень кошмарный момент, она не даёт им воды. Считает, что воду собакам давать нельзя. Что её просто не нужно им. А оправдывается тем, что они же будут писать. Ещё когда она жила в городской квартире и у неё было тридцать с лишним собак, она их не выгуливала, то есть писали и какали они у неё прямо в квартире. Вот и представьте, если бы вы не каждый день ели и при этом постоянно испытывали жажду. Начинается обезвоживание. При обезвоживании, как известно, страдает психика. То есть попросту из-за недоедания и недостатка воды у собак в приюте сносит башню. А кровь – это какая-никакая, а жидкость. Именно поэтому, когда их стало слишком много, они начали стаей нападать на какую-нибудь одну собаку. Это у них природное. Как только какая-то собака начинает там визжать, они на неё сразу всё внимание. Налетают, как на кусок мяса, и дерут в разные стороны. Одна за лапу тащит, другая – за уши. Куски мяса вырывают. Собаку просто разрывают в клочья. Удивительно, как они Юлю ещё не сожрали. И думаю, когда-нибудь это может произойти. Если туда зайдёт полиция, все стены, всё вокруг будет в крови. Всё будет залито кровью. Эти собаки… Понимаете, они уже пробовали на вкус кровь. Они знают, что это такое.

Вот и посчитайте: в прошлом году было 70 собак. Сейчас осталось чуть больше 50. Плюс щенки, о которых мы ничего не знаем. Вот и посчитайте, сколько собак погибло за это время и какова смертность в приюте.

– Вы достоверно знаете о случаях гибели собак? Вы сами это видели или, быть может, она фотографии вам присылала?

– Собаки погибают в «приюте» регулярно. И Юля сама этого не скрывает. Я сама, слава Богу, трупов этих не видела. Знаю, что кому-то она высылала фото разодранных щенков. Там, по словам ещё одной моей знакомой, было просто напросто одно сплошное мясо. После этого случая, кстати, знакомая перестала помогать Тумановой.

Я вообще не представляю, почему всё это называется приютом. Какой там приют? Вы вообще можете себе это представить? У неё в доме два этажа. Как бы это вам объяснить… Там всё полностью – собаки, собаки, собаки. Первый этаж просто забит собаками. То есть ты идёшь между собак и думаешь, как бы тебя не сожрали в этот момент. Далеко не все животные ведут себя адекватно. Обязательно поднимаешь руки вверх, потому что как только опустишь, обязательно – зубы. Ты знаешь, что тебя могут в любой момент укусить. Когда она открывает дверь со второго этажа – лучше вообще не видеть. Они все на тебя скопом бегут. Там лестница идёт крутая, и вы представьте, когда оттуда вылетает на тебя десять, пятнадцать собак. Перил нет. Есть только стена, к которой ты можешь прислониться, сжаться, съежиться и ждать, когда стая пробежит мимо. Дальше идёшь наверх. Там есть комната и гардеробная. Ну, как гардеробная…. Кладовка. Где живут кошки.

Не знаю, как это описать. Это просто жесть. Помещение два на два метра. Маленькая кладовочка. Кладовка, где нет никакого доступа воздуха. Нет вентиляции. Нет вытяжки. То есть это буквально наглухо закрытое помещение. И как только ты туда заходишь, сразу начинаешь задыхаться. Дышать там невозможно. Ты вообще не можешь дышать. И не потому, что ты не переносишь запаха кошачьей мочи. Там невозможно дышать Когда я оттуда вышла, мне плохо стало. А кошки там сидят, как пьяные. Когда Юля туда заходит – включает свет. Выходит – и свет выключает. У неё кошки живут там круглые сутки просто без света, в кромешной тьме. Это трудно себе даже представить. Вот если бы вас поместили в абсолютно тёмную комнату и заходили только сменить туалет и миску еды поставить?… А выпустить она их не может – их тут же сожрёт свора собак.

– Сколько сейчас в этой комнате примерно может находится кошек?

– Сложно сказать, они там расплодились, кошки же там рожают.

– Но почему она допускает всё это? Зачем?

– Если у какого-либо волонтёра нет места не передержке, он никого не берёт. Юля собирает всех. Набирает, набирает и набирает. Иногда ей кто-то звонит с просьбой взять животное, и она сперва даже вроде как отказывается. Не берёт. А потом вдруг резко соглашается. Выбирает таких, вроде этой Кефальки, с которой всё началось. То есть тех, на кого, видимо, будет хороший сбор. Её интересуют больше несчастные, покалеченные животные. Это первый критерий, по которому идёт отбор. И она же как пишет? Я сборы не веду, но кто в курсе моей деятельности, уже знают и сами помогут. Даже в этом её посте про Кефальку – там уже есть намёк на финансовую помощь. Она жадная до денег. Жадная до сумасшествия. До дикости. Кстати, не стоит верить тому, что пишут в комментариях, будто она кормит этого щенка по шесть раз в день. Это бред! Бред! У неё самой нечего есть. Она часто дома на одном чае сидит. И всем об этом рассказывает. Еды у неё нет!

– Тут же явное противоречие – деньги она собирает, финансовый поток идёт, а самой есть нечего?

– Если честно, я не в курсе, куда идут эти деньги. Не могу сказать. Но я знаю прекрасно, что деньги идут постоянно, и деньги не маленькие. Есть постоянные спонсоры, которые регулярно дают и дают не помалу. Они привозят огромное количество того же мяса. И по факту не ясно, куда эти деньги уходят. Третий год собирает средства на вольер, а вольер не строится. То, что построено, – это вообще не вольер! Просто деревянный сарай с одним маленьким окошечком внутри. Никакой вытяжки нет. Полы в таких вольерах делают не деревянные, а заливают бетоном. Иначе это всё одноразовое. Она планировала внутри этого сарая кабинки сделать. В итоге вышло помещение на 26 собак. Но она никого туда не переселила.

Она в каждом посте пишет – «отчитаюсь за каждую копейку». Но никаких отчётов никогда не делает. Взять историю с тем, когда семейная пара передала ей в конверте сто тысяч рублей. Об этом, кстати, сообщали и в СМИ. Юля тут же написала, что отчитается в понедельник и… тишина! По факту никакого отчёта она не ведёт. Считает, что для отчёта достаточно написать, что такой-то перечислил пятьсот рублей, такой-то – шестьсот. То есть она фиксирует какие-то поступления, и человек считает, что он в списке, что деньги никуда не ушли. А на что она их тратит – кто знает.

– Чем может закончится, на ваш взгляд, вся эта ситуация? С конкретным щенком и с приютом?

– По щенку… Думаю, она просто выложит красивую картинку и все успокоятся. Другое дело, что эта красивая картинка быстро сменится в реальности картиной ужаса. Так у неё всегда. И, конечно, она его никому не отдаст. Она вцепляется в животных мертвой хваткой. Что касается самого приюта… Если рано или поздно с Тумановой что-то случится, она занеможет, заболеет, то её же собаки обожрут её тело, а потом начнут поедать друг друга. С учётом, что муж там появляется очень редко, представьте, сколько тело там может пролежать. Там уже будет труп на трупе. Мне кажется, что всё это может закончиться очень жёстко.

Что сама Юлия говорит о приюте, можно почитать здесь.

Также волонтёр прокомментировала данную статью.

Предыдущая статьяСледующая статья

5 Comments

  1. Юля — святой человек, помогающий самым больным животным. То, что про неё говорят, пусть остаётся на их совести. Никто из этих людей не способен взять столько собак и содержать их, а то, что они умирают, так это нормально — у людей также. Она борется за жизнь каждого и сама переживает, когда в своре драки. Помогли бы лучше, а не поливали её гов…
    Посмотрите на себя. И да, собаки загрызут любого, защищая свою хозяйку, тут тоже всё правильно написано. На фото видно, что животные счастливые.

  2. на улицах Кирова этим собакам легче бы не было, тут они хоть иногда едят, а в городе они бы загрызли ваших же детей!

  3. в чём проблема-то? взяли журналисты и съездили. ли квадрокоптер запустите заснять то, что за забором и в полицию заяву накатайте. ну и можно деньги давать только с условием, что придёт спонсор и посмотрит, как там эти твари живут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.